Приветствую Вас Гость | RSS

 ГОРОД-ПЕНЬ :: граду и лесу

Суббота, 04.04.2020, 15:21
Главная » Статьи » Разное

Лихой распил
Пока точно выяснить размеры бедствия не представляется возможным, но то, что страдают леса по всей России, ясно по сообщениям из регионов. В Омске городские власти начали активно искоренять парки и аллеи, и жители заволновались.

См. Новости НТВ "Щепки летят"

Вопрос о лесе вновь был в центре внимания на минувшей неделе. Президент Медведев напомнил, что решение о переподчинении Рослесхоза правительству принято, но дал понять: если этого будет мало, структуру ждут радикальные перемены.

Стало также известно, что отдельные статьи соответствующего кодекса — к плачевному положению дел во многом привела сырость данного документа — будут серьезно уточнены и дополнены. Впрочем, по мнению некоторых экспертов, есть еще и совсем уж неотложные вещи: «легкие страны» поражены болезнью и катастрофически уменьшаются в объеме.

Корреспондент НТВ Андрей Григорьев выяснял, где и почему безнаказанно снимают стружку.

Хозяин тайги. У потомственного костромского лесничего Александра Жигулина под надзором 200 тысяч гектаров, а он один. Как можно такую территорию контролировать, если у него даже служебного удостоверения нет?

Александр Жигулин, лесничий Антроповского лесничества Костромской области: «Мы же, как собаки-овчарки, мы натасканы на это. Но подойти к нарушителю и показать паспорт и приказ о назначении — это не то совсем. Не тот у нас статус стал».

Нужно срочно что-то менять, уверены специалисты, иначе лесное хозяйство окончательно засохнет. Едва ли не под каждой сосной — свалка, и никому до этого нет дела.

Николай Моисеев, академик Российской академии сельскохозяйственных наук: «Леса стареют, захламляются, теряют экологическую устойчивость. Там занимаются только санитарными рубками. И наши классики говорили, что такое хозяйство — это хозяйство на мертвеца».

В Российской империи лесная промышленность приносила доход, сопоставимый с прибылью от всех золотых приисков страны. По самым скромным подсчетам, бюджет и сейчас мог бы получать до 200 миллиардов рублей ежегодно, но терпит лишь убытки.

Николай Моисеев: «Государство как собственник своих лесов ушло от контроля за финансовыми потоками, за лесным доходом. Отсюда что проистекает? Мизерный лесной доход не обеспечивает даже половины затрат на ведение лесного хозяйства».

Специалисты считают: все беды от нового, вступившего в силу в 2007 году Лесного кодекса. По нему все заботы о лесе возложены на арендаторов, никакой ответственности за бездеятельность не предусмотрено.

Игорь Шутов, главный научный сотрудник Санкт-Петербургского научно-исследовательского института лесного хозяйства: «Какой-то влиятельный человек получает кусок леса в аренду. Большой кусок. А дальше он отправляется на Канары. Но до этого времени сдает свой кусок в субаренду тысячам субарендаторов, приехавшим с Украины или откуда-нибудь еще. Они платят ему. А он сидит и получает деньги. Это узаконенная криминальная ситуация».

Фактически расформированной, по новому кодексу, оказалась авиационная охрана, считавшаяся одной из лучших в мире. Сократили всех до единого обходчиков (их по стране, между прочим, было больше 70 тысяч), тех, кто реально следил за состоянием деревьев. А главное, когда стало не совсем ясно, кому вообще все это принадлежит, где-то начали потихоньку пилить, где-то застраивать. По оценкам экологов, только городская лесопарковая зона (само понятие городских лесов в кодексе вообще отсутствует) сейчас с каждым годом уменьшается на два-два с половиной процента.

Отрасль реформируют в общей сложности уже лет 10. За это время из крошечных саженцев полноценные деревья успели бы вырасти. Но чем дальше в лес, тем больше дров, от которых вдруг вспыхивает к теме общественный интерес. И разгораются вокруг нее массовые споры. Только в одном, пожалуй, все сходятся: уничтожать зеленый пояс вокруг городов — все равно что рубить сук, на котором сидит одновременно все городское население страны.

Пламя летних пожаров с новой стороны осветило эту проблему. Вот под Красногорском — аккуратно обтесанные, непонятно кем подготовленные к вывозу стволы. Над кучами веток вьется дымок, а вокруг ни души.

Алексей Ярошенко, руководитель лесной программы «Гринпис России»: «Это грубейшее нарушение правил противопожарной безопасности. И многие пожары в этом году возникли именно из-за такого сжигания».

В лесу раздается вовсе не топор дровосека — забивают сваи на строительстве нового коттеджного поселка. За двухметровым железным забором круглые сутки кипит работа.

Алексей Ярошенко: «Это леса, которые составляют защитный пояс Москвы, то есть „легкие Москвы". Сейчас мы что видим? Доступ в лес закрыт глухим забором. И в ближайшее время тут появятся коттеджи».

По идее, здесь строить ничего не должны, но в законе есть лазейки. На взятом в аренду участке разрешено возводить лишь временные сооружения, но ведь нет ничего более постоянного, чем временное. А вырубленный лес по бумагам вполне может значиться как никому не нужный кустарник.

Анатолий Медведев, житель Московской области: «Это разве кустарник? Этой елке столько лет, сколько нам, наверное, не прожить».

Марина Медведева, жительница Московской области: «Грибов было много. Сейчас ничего не осталось. Вся экология нарушена».

Состояние экосистемы напрямую влияет и на здоровье людей. Не зря ведь даже в холодном военном 41-м году пригородные леса не рубили, предпочитая печки топить паркетом.

Елена Куликова, руководитель лесной программы в России Всемирного фонда дикой природы в России: «Это, безусловно, задымление воздуха, это загрязненная атмосфера. Это ощущение, и не только ощущение, а реальная нехватка кислорода, нехватка воздуха».

Саратовский «Зеленый патруль» на местном примере — здесь обнаружили незаконно расчищенную от леса площадку под строительство — подсчитал, чего лишается человечество с каждым погубленным деревом.

Игорь Шопен, руководитель саратовского регионального объединения общественной организации «Зеленый патруль»: «У нас получилась смешная ситуация: вырубив вот эту вот рощу из 600 деревьев, какие-то уважаемые люди лишили 200 человек кислорода».

Пока точно выяснить размеры бедствия не представляется возможным, но то, что страдают леса по всей России, ясно по сообщениям из регионов. 

В Омске городские власти начали активно искоренять парки и аллеи, и жители заволновались.

Галина Люсова, жительница г. Омска: «Ужасно. У меня нет слов. Почему нас лишают зелени? Почему нас всего лишили?»

Игорь Басов, организатор пикета: «Если эта политика и дальше будет проводиться в городе Омске, дышать будет нечем, мы все будем болеть!»

Омские энтузиасты теперь ежедневно фотографируют вырубленные в городской черте растения, а снимки с надеждой на широкий резонанс размещают на специально созданном сайте. Новому движению дали название «Город-пень». 

Лихой распил 
Посчитаем пеньки в «саду» 
Город-сад Омск превращается в пустыню 
Охрана зеленых насаждений городов 
Роль зеленых насаждений в городе 
Не дадим превратить город-сад в город-пень! 
Зелёные насаждения 
Омич! защити дерево 
От практики экологического движения к проектированию 
Скверы Омску не нужны?! 
В Омске разворачивается новая экологическая инициатива «Город-Пень»



Источник: http://ip.ntv.ru/news/17404/
Категория: Разное | Добавил: KVV (13.09.2010) | Автор: Андрей Григорьев
Просмотров: 2554 | Теги: телевидение, город-пень, НТВ, СМИ | Рейтинг: 5.0/1

Похожие материалы:

Всего комментариев: 0
avatar